Never hide

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Never hide » Партнерство » Высшая имперская военная академия


Высшая имперская военная академия

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

2

Господа и… господа, прошу минуточку вашего внимания. С момента создания ВИВА прошло уже немало времени, и за этот период было сыграно много интересных и ярких эпизодов, которые, несомненно, повлияли как на наших героев, так и на всю академию. Чтобы не забыть ничего важного, а так же помочь нашим гостям и только зарегистрировавшимся участникам понять, в чем вся соль, и что это вообще за блюдо такое ВИВА, предлагаю осветить некоторые моменты.
Высшая имперская военная академия всегда славилась своими преподавателями, умеющими найти подход к любому ученику, наставив на путь истинный. В один случаях это дается весьма безболезненно. Так господин де Верт, проявивший в нужный момент интерес к проблемам своего подопечного, сударя фон Васса, смог не только поддержать молодого человека, расположив его к себе и дав понять, что ему можно доверять, но так же помог юному видящему чуть лучше понять свой дар. Однако, не стоит забывать о том, что Эстеор де Верт – еще пока неопытный преподаватель, начавший свою работу в академии только в этом году, а потому не все его занятия протекают так уж гладко, и все по вине одного единственного субъекта – Шерубена дез Альби. Если некоторые выходки этого курсанта были не более, чем детской шалостью, на которую вполне себе можно было закрыть глаза, то за удачную попытку войти в историю академии, приведя на занятие по психологии лошадь, рыжему медиуму пришлось ответить перед администрацией академии в лице Каликса ван дер Вала – неприятного типа и проректора ВИВА по совместительству. И собирать бы пятикурснику свои вещи и направляться в сторону дома, если бы на защиту его конопатой шкуры не встало аж два преподавателя:  господин де Верт и господин де Куро. В итоге, благодаря по большей части заманчивому предложению Эстеора, от которого проректор не смог отказаться, вместо отчисления, Шерубен был направлен в карцер, а затем отдан в качестве помощника Закари де Куро, преподавателю верховой езды. Особого энтузиазма такое наказание у господина де Куро не вызвало, он-то прекрасно знал, на что способен кадетский народ.
Несмотря на то, что в академии Закари работал далеко не первый год, но и у него бывали проблемы с особо гордыми курсантами, самыми главными недостатками которых являлись неумение поладить с лошадью и дурная голова, которая в нашем случае не дала покою не только ногам своего хозяина, но и всем окружающим. Да, да, я говорю про кадета фон Нойманна. Задетый словами преподавателя, Лионель решил прибегнуть к помощи тяжелой артиллерии в лице, а точнее морде, наводящего ужас на всю академию Коменданта. Рыжее безумие со своей задачей справилось на все сто процентов. Скинув с себя самодовольного мальчишку, жеребец переключился на других коней. И неизвестно чем бы все это закончилось и насколько велики были бы потери, если бы не вмешался хозяин животинки – вон де Сото. Вот там уже прилетело всем. И Коменданту, и де Куро, и фон Нойманну, которого, подхватив под белы рученьки, одна из которых пострадала после падения с коня, сперва притащили к вершителю кадетских судеб - проректору, а потом, после вынесения вердикта, в лазарет. Через несколько дней, отправившись от полученной травмы, Лионель с больничной койки переместился в карцер. А как иначе? Нарушаешь устав академии, будь готов понести соответствующие наказание.
Но жизнь в академии не ограничивается только лишь зубрежкой, отжиманиями и попытками перебороть себя и гаденькие мысли о том, как насолить преподавателю. Бывает и на нашей улице праздник. И не просто какой-нибудь там скучный банкет или светский прием, а Сайрас – день, когда можно абсолютно все. И ограничивать себя ни преподавателя, ни кадеты не собираются.
Так наша неугомонная троица: фон Нойманн, фон Васс и дез Альби - подчиняясь истинному духу праздника, старательно пыталась придумать какую-нибудь подлянку для своих горячо любимых преподавателей. Надо признаться, что не очень-то у них это дело клеилось, но помощь пришла довольно быстро, громыхая дверью и шурша охапкой платьев. Разумеется, именно в рыжую и немного пьяную голову архивариуса пришла самая наигениальнейшая идея, которую будущим офицерам только предстоит воплотить.
Преподаватели тоже не отстают от своих учеников, как ни как опыта у них в этом деле по более будет. Только вот перед тем, как облачиться в балахоны и скрыть лица за масками, необходимо разобраться с незваными гостями, проникшими на территорию академии. Люди с чистой душой и помыслами по лесам не прячутся, а, значит, ничего хорошего ждать не приходится. Да, и, как известно, береженого Арист бережет. Согласившись на том, что следует обо всем доложить ректору, а уже после решать, что и как делать, Эррат и Закари, развернув коней, поспешно направились обратно к академии. Вот тебе и праздник, вот тебе и веселье, и это пока только начало.

0

3

Action №4 | «тихо-тихо снег кружится...»

http://s6.uploads.ru/rUNfT.png

В преддверии Нового Года администрация Высшей имперской военной академии идет на уступку возможным игрокам и объявляет о небывалой халяве в разделе анкетирования. Любой акционный персонаж проходит только по пробному посту, при желании корректируя несколько пунктов анкеты.
Данная акция действует только в заданный период времени и распространяется только на акционных персонажей.
Незанятых акционников можно посмотреть тут:

action №1: «дядечка, достань воробушка!» | action №2: «цветы жизни? смирно, я сказал!» | action №3: «игра в прятки»

Сроки акции: 10 декабря - 3 января включительно.

0

4

http://s6.uploads.ru/QDNRn.jpg

Рейнард де Мора | ректор, преподаватель риторики и дипломатии

Потому что я так хочу. (с)

Информация по персонажу

Часть I

Имя персонажа: Рейнард-Сантьяго де Мора.
Возраст: 38 лет.
Титул: маркиз.
Сексуальная ориентация: бисексуален.
Специализация и/или должность в Академии: ректор, по совместительству преподаватель риторики и дипломатии.
Звание, опыт преподавания: ротмистр кавалерии, преподает уже шестой год.
Способности: эрудирован и начитан, способен поддержать любую беседу и увести ее в нужную сторону. Обладает неплохим даром убеждения, из него отличный руководитель – к каждому найдет подход и нужную мотивацию, способен развернуть почти любое дело так, чтобы оно соответствовало планам и целям. Обладатель превосходных манер и изощренного ума, не обделенного способностью к анализу и фантазией одновременно. Хитрец, прирожденный дипломат, весьма недурно разбирается в людях. Стратег, продумывает все свои действия на пару ходов вперед и старается учесть как можно больше вариантов развития событий, чтобы это не оказалось для него неожиданным. Хорошо развита интуиция, у него превосходный слух.
Превосходный всадник, справится едва ли не с каждой, даже очень буйной, лошадью. Отлично фехтует, неплохо стреляет. Помимо этого может еще неплохо высадить в рукопашной: физической силой Арист не обделил, а все остальное всего лишь дело многолетней практики.
Имущество: дом в Энгергарфе, который достаточно часто пустует, поскольку его владелец предпочитает находиться в родовом поместье не так далеко от столицы. Серьезно занимается разведением эрхбетов и сангамских чистокровных, в то время как ездить предпочитает на привычных имперцах и колвеннийцах. Селекцией занимается давно, поэтому на данный момент имеет около двухсот голов в общем различных пород.

Часть II

Внешность:
- Рост: 190 см.
- Телосложение: атлетическое.
- Цвет глаз:  серо-голубые.
- Цвет волос: брюнет.
- Цвет кожи: смуглый.
- Предпочтения в одежде: одежду предпочитает носить свободного покроя, которая не стесняла бы движений. Тона предпочтительно темные, они более практичны. При особых и официальных случаях может заставить себя одеть что-то яркое. Но любимым цветом неизменно остается черный.
- Особые приметы: особое внимание стоит уделить голосу, низкому бархатному баритору с небольшой хрипотцой (ох уж эта страсть к табаку!), которым Рейнард может играть, будоражить сердца юных дев, и разжигать пожары в груди бойцов, коль того потребует ситуация.
Шрамы тоже имеются. Один, особо крупный, расположен на предплечье, уходя на спину, заканчиваясь на левой лопатке. Мелкие шрамы бледными росчерками покрывают обе руки, получены они во время тренировок и нечастых стычек и дуэлей.
- Общее описание: Pedro Soltz.

Характер:
- Тип темперамента: холерик.
- Любит: комфорт, сдержанную роскошь, стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Практически все свободное время старается проводить с лошадьми, которых он выращивает, пытаясь создать новую породу, превосходящую ныне все существующие. Для Рейнарда вообще иметь дело с животными куда приятней,  нежели с людьми.
- Не любит: несвоевременное и не надлежащие исполнение поручений, приказов. Полуправду, недоговорки. Ложь и обман по отношению к себе не приемлет. Непроходимую глупость. Общество людей в целом не особо-то и любит, но о подобном мало кто догадывается. Кричащую дороговизну предметов, не имеющих никакого практического применения или информативной ценности.
- Фобии: фобофобия, эйсоптрофобия.
- Общее описание: легким такой характер не назовешь. Но и на суровый нордический подобный не потянет - слишком вспыльчив и горяч. Склонен к ярким проявлениям эмоций, что не мешает ему почти всегда играть сдержанного, вежливого человека, которого прекрасно знают в высшем свете империи и, в частности, в академии. Лишь бы цели своей добиться. А так хоть матерью родной представится. Рейнард очень печется о своей репутации и всегда поддерживает амплуа рассудительного, умного, несколько циничного, гордого и даже терпеливого мужчины, неспособного и считающего низостью пойти наперекор своим идеям и моральным ценностям. То, что убеждения и эти самые ценности у маркиза весьма... специфические – это уже совсем другой вопрос. И то, что в некоторых ситуациях держать себя в руках для Рейнарда чрезвычайно трудно, знают единицы.
По молодости часто был душой компании, да и сейчас мало что изменилось. Многие его помнят, считают, и даже знают как весельчака и заводилу – де Мора действительно может быть не только спокойным и собранным, но и весьма инициативным и даже безумным идейным вдохновителем и, в одночасье, главным исполнителем. Сколько было случаев, когда, по молодости лет, маркиза в не слишком трезвом состоянии снимали с дерева и пытались утащить домой, а он лез еще выше? С другой стороны, сейчас Рейнард стал куда спокойней и вряд ли полезет на рожон, если не сочтет это жизненно необходимым. Он уже долгое время не считает нужным кому-то что-то доказывать, поэтому не ведется на провокации и просто отгоняет подобных людей от себя небрежным движением или словом, как назойливую муху.
Эгоист, жесткий и даже местами жестокий. Если с самоуважением и уверенностью в собственных силах, знании собственных недостатков у Рейнарда проблем нет, то вот добиться реального уважения от ректора – это надо постараться. Он всех изначально ставит ниже себя, и только со временем начинает присматриваться, кого-то опускать на своеобразной лестнице вниз, кого-то, наоборот, поднимать вверх в собственных глазах. При этом де Мора не теряет бдительности и осторожности, стараясь, по возможности, не недооценивать даже юных мальчишек-кадетов, зная, как никто другой, о человеческой натуре. При общении смотреть прямо в глаза - одна из самых нелюбимых привычек мужчины среди окружающих. С виду Рейнард - весьма доброжелательный человек, встречающий вас одной из улыбок подобранной к каждой ситуации с особым трепетом.
Гедонист до мозга и костей, старается получить комфорт всегда и везде. Гурман. Часто подается низменным страстям и потребностям, не понимая смысла терпения и откладывания на потом. Получить все и сразу – вот тактика, и плевать, подходит ли она окружающим. В плане собственных желаний и потребностей чересчур нетерпелив. Не привык проигрывать, искренне не любит это дело, начинает беситься,  не признает поражений и старается сразу взять матч-реванш и уж на этот раз обязательно учесть все свои предыдущие ошибки, чтобы оказаться победителем в конечном счете.
Выводить из себя Рейнарда не стоит, поскольку все стены самообладания могут мгновенно рухнуть, являя миру смерч безудержной ярости поистине южного характера: всех убью, один останусь. Правда, потом будет долгое сожаление о произошедшем, но сидящий в душе мужчины бес вырывается наружу. И тогда все-таки лучше не попасть под руку.

Биография:
- Дата рождения: 31 октября 1627 г.
- Родители: Сантьяго де Мора, Сибилла де Мора (в девичестве – фон Ауф).
- Образование: домашнее, после – академия, факультет кавалерии.
- Военные и/или социальные, политические заслуги: ротмистр кавалерии, до ректорства в академии – один из послов при Его императорском Величестве, отличился на политическом поприще.
- Общая информация:
Семейство де Мора всегда славилось своими политиками и военными. Вот и отец Рейнарда сделал себе прекрасную карьеру на военном поприще. Войны сделали Сантьяго де Мора спокойным и расчетливым, потертым воякой, но все же разум в маркизе в какой-то момент пересилил жажду крови и славы. Страсть к разведению чистопородных южных скакунов объединила  два семейства, когда Сантьяго продавал одного из лучших жеребцов-производителей отцу своей будущей жены. Сибиллу он заметил уже когда приезжал в их поместье во второй раз. Их отношения быстро переросли из обычного вежливого общения в  то, что называют любовью, а официально зафиксировали свои отношения молодые люди уже через год после первой встречи.
Через полгода в семье де Мора прибавилось людей: жена маркиза родила тому двух сыновей, да мало того – близнецов. Одного назвали Рейнардом, второго – Маркусом.
Все свое детство юный де Мора проводил в увлекательном занятии, которое заключалось в доведении матери и нянек до преждевременных седин, драках с братом и помощи отцу на многочисленных конюшнях. С братом отношения не складывались с самых ранних лет, поскольку Рейнард всегда был сорвиголовой, которому прыгнуть с окна своей комнаты в стог сена, например – любимое занятие, а Маркус предпочитал шуму и гаму тишину библиотек и спокойную обстановку. Позже начались ссоры на почвах совершенно иных, ведь спокойствие спокойствием, а фамильную гордость это не отменяет. Рейнарда больше всегда интересовали племенные лошади, он с малых лет знаком с конской спиной, к тому же отец, видя подобное рвение своего отпрыска, с удовольствием учил его как верховой езде, так и фехтованию и стрельбе, а для всего остального были домашние учителя из числа лучших. Хоть и на теории молодой де Мора практически засыпал и пытался всеми силами как-то приблизить конец занятий, то на практике его за уши было не оттащить.
Безоблачное детство резко закончилось, когда Рейнарду было четырнадцать. Однажды с охоты долго не возвращался брат с эскортом, а когда обеспокоенный отец выехал на поиски... Маркуса они нашли через несколько часов из-за лошади, не успевшей убежать далеко, запутавшейся в ветках поводьями. Брат, видимо, упал с лошади и сломал себе шею, а из трех охотников, ушедших с ним, нашли только одного – с пулей во лбу. Было ли это нападение или Марк действительно упал с лошади раньше, до сих пор для его близнеца остается загадкой. С тех пор маркиз не смотрится в зеркала – ему кажется, что в отражении на него смотрит мертвый брат. И, тем не менее, особой скорби от такой потери он, в отличие от родителей, не чувствовал и не чувствует до сих пор.
Жизнь для наследника Сантьяго де Мора продолжалась, он не прекратил своих занятий и учебы, а в восемнадцать лет поступил в Высшую имперскую военную академию на факультет кавалерии. Преподаватели и администрация за голову хватались все: дуэт де Мора и вон де Сото, двух кавалеристов, которые переворачивали с ног на голову всю академию, не знал только слепой или глухой. И это не мешало ему вполне прилежно учиться, все ночные вылазки и бешеные авантюры ему не могли помешать.
Перейдя с академии на фронт, Рейнард посерьезнел не сразу. По началу для него все это мало отличалось от обучения. Разве что практики побольше. Подрыв авторитета и дисциплины внутри полка были одним из самых любимых занятий молодого де Мора. А врожденная удачливость и изобретательность достаточно хорошо спасали его от грозящих расправ.
Но весь мальчишеский запал и норов разом осели, дав жесткости занять более прочные позиции в характере Рейнарда. Впервые он отнял жизнь у одного из вражеских солдат, во время стычки. Тот день уже потерся из памяти со временем. Но стекленеющие мертвые глаза еще долго являлись ему в кошмарныхс нах. Примерно в этот период и произошел один из главных переломов характера Рейнарда.
Став более жестким и скупым на проявление эмоций, молодой воин казался весьма угрюмым и достаточно замкнутым в себе человеком. Только рядом с Эрратом он возвращался в свое естественное состояние: в уничтожающую все вокруг бурю живых эмоций. После второй отнятой жизни, Рейнард стал упиваться боем. В глазах его боевых соратников, сын маркиза приобретал сходство с оголодавшей бестией вырвавшейся из самой Бездны в мир людей. Из-за полубезумного блеска светлых глаз и диковатой улыбки, что располазалась на красиво очерченых губах, Рейнард заработал море прозвищ. Иногда слишком обидных, дабы их произносили глядя ему в глаза. Мало кто отваживался бы называть его Carnicero (Мясник). Кто-то называл его Garra, из-за манеры вести своих людей в стан врага, словно разрезая его на части, лишая сплочености и перебивая всех до единого. По одному.  Вариаций было много, и всех не вспомнить.
Будучи человеком привыкшим делать все обстоятельно, без спешки, Рейнард продвигался по службе достаточно ровно и уверено, оставляя позади прочный фундамент верных людей. Всегда можно было оступить на пару шагов назад и переждать тяжелоую ситуацию какое-то время на "прочной платформе".
Но прозивщие неожиданно сменилось на куда менее обидное когда кое-что случилось.
В одной из стычек при населенном пункте, Рейнарду удалось спасти одного из сельлских мальчишек, прикрыв его собой, приняв на себя удар саблей. С неудавшимся убийцей тут же расправился за считанные мгновения. Поступок не особой важности для целого войска, но с этого момента на набирающего силу де Мора поглядывали уже не как на избалованного юнца, видящий в войне лишь одну утеху, только потому что папочка был одним из лучших.
Родитель, узнав о ранении сына и о его геройском поступке, все же испугался за его состояние и здоровье. И всеми правдами и не правдами Рейнард был просто выдернут из рядов армии чуть ли не насильно, успев достигнуть при этом поста ротмистра. Радовал лишь тот факт, что возвращаться было ради чего. В стенах дома его ждала молодая жена, собиравшаяся в скором времени подарить роду де Мора еще одного наследника. Вся эта ситуация мало устраивала Рейнарда. Но отец слишком имел большое давление и зрение на жизнь собственного сына. Иногда дело доходило до драк с собственным предком и яростных споров. Когда никого рядом не было.
Просидев среди копошащейся массы аристократов, плетущих заговоры друг против друга в разных вариациях, Рейнард все же вновь сорвался в военные действия, продолжая выбранный путь в более высоком ранге. Благо звание свое де Мора оправдывал не толщиной кошелька, а собственными навыками и заслугами перед жителями страны.
Отцу тоже надо было сказать спасибо, когда он окунул слишком пылкого и диковатого мальчишку в мир высшего общества, аристократов, решив "научить его плавать, сразу бросив в реку". Способ оказался достаточно верным.

Часть III

Связь:
Откуда узнали про проект:
Пробный пост:

Код анкеты
Код:
[align=center][size=16][b]Часть I[/b][/size][/align]

○ [b]Имя персонажа:[/b] Рейнард-Сантьяго де Мора. 
○ [b]Возраст:[/b] 38 лет. 
○ [b]Титул:[/b] маркиз.
○ [b]Сексуальная ориентация:[/b] бисексуален. 
○ [b]Специализация и/или должность в Академии:[/b] ректор, по совместительству преподаватель риторики и дипломатии.
○ [b]Звание, опыт преподавания:[/b] ротмистр кавалерии, преподает уже шестой год. 
○ [b]Способности:[/b] эрудирован и начитан, способен поддержать любую беседу и увести ее в нужную сторону. Обладает неплохим даром убеждения, из него отличный руководитель – к каждому найдет подход и нужную мотивацию, способен развернуть почти любое дело так, чтобы оно соответствовало планам и целям. Обладатель превосходных манер и изощренного ума, не обделенного способностью к анализу и фантазией одновременно. Хитрец, прирожденный дипломат, весьма недурно разбирается в людях. Стратег, продумывает все свои действия на пару ходов вперед и старается учесть как можно больше вариантов развития событий, чтобы это не оказалось для него неожиданным. Хорошо развита интуиция, у него превосходный слух. 
Превосходный всадник, справится едва ли не с каждой, даже очень буйной, лошадью. Отлично фехтует, неплохо стреляет. Помимо этого может еще неплохо высадить в рукопашной: физической силой Арист не обделил, а все остальное всего лишь дело многолетней практики. 
○ [b]Имущество:[/b] дом в Энгергарфе, который достаточно часто пустует, поскольку его владелец предпочитает находиться в родовом поместье не так далеко от столицы. Серьезно занимается разведением эрхбетов и сангамских чистокровных, в то время как ездить предпочитает на привычных имперцах и колвеннийцах. Селекцией занимается давно, поэтому на данный момент имеет около двухсот голов в общем различных пород. 

[align=center][size=16][b]Часть II[/b][/size][/align]

○ [b]Внешность:[/b]
- [i]Рост:[/i] 190 см.
- [i]Телосложение:[/i] атлетическое. 
- [i]Цвет глаз:[/i]  серо-голубые.
- [i]Цвет волос:[/i] брюнет.
- [i]Цвет кожи:[/i] смуглый.
- [i]Предпочтения в одежде:[/i] одежду предпочитает носить свободного покроя, которая не стесняла бы движений. Тона предпочтительно темные, они более практичны. При особых и официальных случаях может заставить себя одеть что-то яркое. Но любимым цветом неизменно остается черный.
- [i]Особые приметы:[/i] особое внимание стоит уделить голосу, низкому бархатному баритору с небольшой хрипотцой (ох уж эта страсть к табаку!), которым Рейнард может играть, будоражить сердца юных дев, и разжигать пожары в груди бойцов, коль того потребует ситуация. 
Шрамы тоже имеются. Один, особо крупный, расположен на предплечье, уходя на спину, заканчиваясь на левой лопатке. Мелкие шрамы бледными росчерками покрывают обе руки, получены они во время тренировок и нечастых стычек и дуэлей.
- [i]Общее описание:[/i] [url=http://covermenmag.com/pedrosoltz/photos1/08.jpg]Pedro Soltz.[/url]

○ [b]Характер:[/b]
- [i]Тип темперамента:[/i] холерик.
- [i]Любит:[/i] комфорт, сдержанную роскошь, стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Практически все свободное время старается проводить с лошадьми, которых он выращивает, пытаясь создать новую породу, превосходящую ныне все существующие. Для Рейнарда вообще иметь дело с животными куда приятней,  нежели с людьми.
- [i]Не любит:[/i] несвоевременное и не надлежащие исполнение поручений, приказов. Полуправду, недоговорки. Ложь и обман по отношению к себе не приемлет. Непроходимую глупость. Общество людей в целом не особо-то и любит, но о подобном мало кто догадывается. Кричащую дороговизну предметов, не имеющих никакого практического применения или информативной ценности.
- [i]Фобии:[/i] фобофобия, эйсоптрофобия.
[i]- Общее описание:[/i] легким такой характер не назовешь. Но и на суровый нордический подобный не потянет - слишком вспыльчив и горяч. Склонен к ярким проявлениям эмоций, что не мешает ему почти всегда играть сдержанного, вежливого человека, которого прекрасно знают в высшем свете империи и, в частности, в академии. Лишь бы цели своей добиться. А так хоть матерью родной представится. Рейнард очень печется о своей репутации и всегда поддерживает амплуа рассудительного, умного, несколько циничного, гордого и даже терпеливого мужчины, неспособного и считающего низостью пойти наперекор своим идеям и моральным ценностям. То, что убеждения и эти самые ценности у маркиза весьма... специфические – это уже совсем другой вопрос. И то, что в некоторых ситуациях держать себя в руках для Рейнарда чрезвычайно трудно, знают единицы. 
По молодости часто был душой компании, да и сейчас мало что изменилось. Многие его помнят, считают, и даже знают как весельчака и заводилу – де Мора действительно может быть не только спокойным и собранным, но и весьма инициативным и даже безумным идейным вдохновителем и, в одночасье, главным исполнителем. Сколько было случаев, когда, по молодости лет, маркиза в не слишком трезвом состоянии снимали с дерева и пытались утащить домой, а он лез еще выше? С другой стороны, сейчас Рейнард стал куда спокойней и вряд ли полезет на рожон, если не сочтет это жизненно необходимым. Он уже долгое время не считает нужным кому-то что-то доказывать, поэтому не ведется на провокации и просто отгоняет подобных людей от себя небрежным движением или словом, как назойливую муху. 
Эгоист, жесткий и даже местами жестокий. Если с самоуважением и уверенностью в собственных силах, знании собственных недостатков у Рейнарда проблем нет, то вот добиться реального уважения от ректора – это надо постараться. Он всех изначально ставит ниже себя, и только со временем начинает присматриваться, кого-то опускать на своеобразной лестнице вниз, кого-то, наоборот, поднимать вверх в собственных глазах. При этом де Мора не теряет бдительности и осторожности, стараясь, по возможности, не недооценивать даже юных мальчишек-кадетов, зная, как никто другой, о человеческой натуре. При общении смотреть прямо в глаза - одна из самых нелюбимых привычек мужчины среди окружающих. С виду Рейнард - весьма доброжелательный человек, встречающий вас одной из улыбок подобранной к каждой ситуации с особым трепетом. 
Гедонист до мозга и костей, старается получить комфорт всегда и везде. Гурман. Часто подается низменным страстям и потребностям, не понимая смысла терпения и откладывания на потом. Получить все и сразу – вот тактика, и плевать, подходит ли она окружающим. В плане собственных желаний и потребностей чересчур нетерпелив. Не привык проигрывать, искренне не любит это дело, начинает беситься,  не признает поражений и старается сразу взять матч-реванш и уж на этот раз обязательно учесть все свои предыдущие ошибки, чтобы оказаться победителем в конечном счете. 
Выводить из себя Рейнарда не стоит, поскольку все стены самообладания могут мгновенно рухнуть, являя миру смерч безудержной ярости поистине южного характера: всех убью, один останусь. Правда, потом будет долгое сожаление о произошедшем, но сидящий в душе мужчины бес вырывается наружу. И тогда все-таки лучше не попасть под руку. 

○ [b]Биография:[/b]
- [i]Дата рождения:[/i] 31 октября 1627 г.
- [i]Родители:[/i] Сантьяго де Мора, Сибилла де Мора (в девичестве – фон Ауф). 
- [i]Образование:[/i] домашнее, после – академия, факультет кавалерии. 
- [i]Военные и/или социальные, политические заслуги:[/i] ротмистр кавалерии, до ректорства в академии – один из послов при Его императорском Величестве, отличился на политическом поприще. 
- [i]Общая информация:[/i]
Семейство де Мора всегда славилось своими политиками и военными. Вот и отец Рейнарда сделал себе прекрасную карьеру на военном поприще. Войны сделали Сантьяго де Мора спокойным и расчетливым, потертым воякой, но все же разум в маркизе в какой-то момент пересилил жажду крови и славы. Страсть к разведению чистопородных южных скакунов объединила  два семейства, когда Сантьяго продавал одного из лучших жеребцов-производителей отцу своей будущей жены. Сибиллу он заметил уже когда приезжал в их поместье во второй раз. Их отношения быстро переросли из обычного вежливого общения в  то, что называют любовью, а официально зафиксировали свои отношения молодые люди уже через год после первой встречи. 
Через полгода в семье де Мора прибавилось людей: жена маркиза родила тому двух сыновей, да мало того – близнецов. Одного назвали Рейнардом, второго – Маркусом. 
Все свое детство юный де Мора проводил в увлекательном занятии, которое заключалось в доведении матери и нянек до преждевременных седин, драках с братом и помощи отцу на многочисленных конюшнях. С братом отношения не складывались с самых ранних лет, поскольку Рейнард всегда был сорвиголовой, которому прыгнуть с окна своей комнаты в стог сена, например – любимое занятие, а Маркус предпочитал шуму и гаму тишину библиотек и спокойную обстановку. Позже начались ссоры на почвах совершенно иных, ведь спокойствие спокойствием, а фамильную гордость это не отменяет. Рейнарда больше всегда интересовали племенные лошади, он с малых лет знаком с конской спиной, к тому же отец, видя подобное рвение своего отпрыска, с удовольствием учил его как верховой езде, так и фехтованию и стрельбе, а для всего остального были домашние учителя из числа лучших. Хоть и на теории молодой де Мора практически засыпал и пытался всеми силами как-то приблизить конец занятий, то на практике его за уши было не оттащить. 
Безоблачное детство резко закончилось, когда Рейнарду было четырнадцать. Однажды с охоты долго не возвращался брат с эскортом, а когда обеспокоенный отец выехал на поиски... Маркуса они нашли через несколько часов из-за лошади, не успевшей убежать далеко, запутавшейся в ветках поводьями. Брат, видимо, упал с лошади и сломал себе шею, а из трех охотников, ушедших с ним, нашли только одного – с пулей во лбу. Было ли это нападение или Марк действительно упал с лошади раньше, до сих пор для его близнеца остается загадкой. С тех пор маркиз не смотрится в зеркала – ему кажется, что в отражении на него смотрит мертвый брат. И, тем не менее, особой скорби от такой потери он, в отличие от родителей, не чувствовал и не чувствует до сих пор.
Жизнь для наследника Сантьяго де Мора продолжалась, он не прекратил своих занятий и учебы, а в восемнадцать лет поступил в Высшую имперскую военную академию на факультет кавалерии. Преподаватели и администрация за голову хватались все: дуэт де Мора и вон де Сото, двух кавалеристов, которые переворачивали с ног на голову всю академию, не знал только слепой или глухой. И это не мешало ему вполне прилежно учиться, все ночные вылазки и бешеные авантюры ему не могли помешать.
Перейдя с академии на фронт, Рейнард посерьезнел не сразу. По началу для него все это мало отличалось от обучения. Разве что практики побольше. Подрыв авторитета и дисциплины внутри полка были одним из самых любимых занятий молодого де Мора. А врожденная удачливость и изобретательность достаточно хорошо спасали его от грозящих расправ. 
Но весь мальчишеский запал и норов разом осели, дав жесткости занять более прочные позиции в характере Рейнарда. Впервые он отнял жизнь у одного из вражеских солдат, во время стычки. Тот день уже потерся из памяти со временем. Но стекленеющие мертвые глаза еще долго являлись ему в кошмарныхс нах. Примерно в этот период и произошел один из главных переломов характера Рейнарда. 
Став более жестким и скупым на проявление эмоций, молодой воин казался весьма угрюмым и достаточно замкнутым в себе человеком. Только рядом с Эрратом он возвращался в свое естественное состояние: в уничтожающую все вокруг бурю живых эмоций. После второй отнятой жизни, Рейнард стал упиваться боем. В глазах его боевых соратников, сын маркиза приобретал сходство с оголодавшей бестией вырвавшейся из самой Бездны в мир людей. Из-за полубезумного блеска светлых глаз и диковатой улыбки, что располазалась на красиво очерченых губах, Рейнард заработал море прозвищ. Иногда слишком обидных, дабы их произносили глядя ему в глаза. Мало кто отваживался бы называть его Carnicero (Мясник). Кто-то называл его Garra, из-за манеры вести своих людей в стан врага, словно разрезая его на части, лишая сплочености и перебивая всех до единого. По одному.  Вариаций было много, и всех не вспомнить. 
Будучи человеком привыкшим делать все обстоятельно, без спешки, Рейнард продвигался по службе достаточно ровно и уверено, оставляя позади прочный фундамент верных людей. Всегда можно было оступить на пару шагов назад и переждать тяжелоую ситуацию какое-то время на "прочной платформе". 
Но прозивщие неожиданно сменилось на куда менее обидное когда кое-что случилось. 
В одной из стычек при населенном пункте, Рейнарду удалось спасти одного из сельлских мальчишек, прикрыв его собой, приняв на себя удар саблей. С неудавшимся убийцей тут же расправился за считанные мгновения. Поступок не особой важности для целого войска, но с этого момента на набирающего силу де Мора поглядывали уже не как на избалованного юнца, видящий в войне лишь одну утеху, только потому что папочка был одним из лучших. 
Родитель, узнав о ранении сына и о его геройском поступке, все же испугался за его состояние и здоровье. И всеми правдами и не правдами Рейнард был просто выдернут из рядов армии чуть ли не насильно, успев достигнуть при этом поста ротмистра. Радовал лишь тот факт, что возвращаться было ради чего. В стенах дома его ждала молодая жена, собиравшаяся в скором времени подарить роду де Мора еще одного наследника. Вся эта ситуация мало устраивала Рейнарда. Но отец слишком имел большое давление и зрение на жизнь собственного сына. Иногда дело доходило до драк с собственным предком и яростных споров. Когда никого рядом не было. 
Просидев среди копошащейся массы аристократов, плетущих заговоры друг против друга в разных вариациях, Рейнард все же вновь сорвался в военные действия, продолжая выбранный путь в более высоком ранге. Благо звание свое де Мора оправдывал не толщиной кошелька, а собственными навыками и заслугами перед жителями страны. 
Отцу тоже надо было сказать спасибо, когда он окунул слишком пылкого и диковатого мальчишку в мир высшего общества, аристократов, решив "научить его плавать, сразу бросив в реку". Способ оказался достаточно верным.

[align=center][size=16][b]Часть III[/b][/size][/align]

○ [b]Связь:[/b]
○ [b]Откуда узнали про проект:[/b] 
○ [b]Пробный пост:[/b]
Важно!

У этого персонажа есть достаточно готовых связей с другими персонажами академии.
По поводу этого персонажа стучаться исключительно к Эррату.
Этот персонаж требует высокой игровой активности. Пост в неделю неприемлем.
Этот персонаж требует высокой коммуникабельности. Вам придется постоянно контактировать с АМС и игроками.

0

5

Рыжий бесшумно сгрузил всё своё «добро» возле двери, и, видимо, на этом запас тихого поведения фон Нойманна был исчерпан. Он буквально влетел в архив, подгоняемый своей слегка безумной вдохновленностью. Если бы чуть-чуть промотать время назад и сравнить, можно было бы понять, что манера Макса врываться в помещения очень напоминала ту же черту в Шерубене дез Альби.
- Ну что, ребята, пора праздновать? – спросил Рыжий, остановившись перед кадетами. На лице архивариуса чуть ли не крупными буквами было написано «задумал гадость!», энтузиазм был виден невооруженным глазом. – О-о-о, что за выпивка в моём архиве, - строго нахмурился Рыжий, - и без меня? Нехорошо, дисциплину нарушаете, товарищи кадеты. Да и с идеями у вас тут, как посмотрю, туго? Ну ничего! У меня уже всё есть.
Подчёркнутое слово «всё» навеяло бы на любого, хоть сколько-то знающего Рыжика, лёгкую жуть. Да, может, смешанную с любопытством, бывает, что и со своеобразным восхищением, но всё-таки – жуть. Никогда не знаешь, что взбредёт в окаянную рыжую голову…
Некоторое время фон Нойманн-старший стоял – во всей красе: рыжие волосы растрепаны, глаза сверкают, пальцы барабанят по ближайшему столу – глядя на «жертв» с лукавым прищуром. Отчасти его прищур объяснялся ещё и тем, что очки Рыжий в суматохе оставил в ящике стола, а лица парней рассмотреть хотелось.
- Ща! – в довершение объявил Рыжий и скрылся за дверью.
Вслед за этим раздался шелест и звуки разрываемых упаковок. После некоторой драматической паузы Максимилиан вернулся с тремя… весьма интересными нарядами.
Интересность этих нарядов была в том, что они были явно женскими, но вполне без проблем могли налезть на рослых парней. Да-да, именно о покупке одежды Рыжий договаривался с крупными зарубежными танцовщицами. Сначала он подумывал об аренде, но потом понял, что… мало ли что за вечер с одеждой случится?
Платьев было три. Первое – изумрудно-зелёное, с широкими рукавами; второе – белое, с большим количеством оборок и прочих финтифлюшек; третье (Макс собирался взять только два, третье ему дали «в нагрузку») было чёрно-белым, с длинным шлейфом, и в комплект к нему шли длинные перчатки.
В гробовой тишине Рыжий ещё раз обвёл всех взглядом триумфатора, посмотрел на кадетов и объявил, широким жесток указывая на разложенные на столе платья:
- Мальчики мои, это – вам!


http://savepic.org/4830723.jpg

Лицо Макса буквально светилось, и Шери поймал себя на мысли, что ему безумно интересно узнать, что же такое пришло в первую рыжую голову академии. Архивариус не заставил себя долго ждать. Проводив его удивленным взглядом, вопросительно посмотрел на своих сокурсников, а уже в следующую минуту карие глаза чуть ли не вылезли из орбит.
-У меня такое чувство, что Вы немного ошиблись учебным заведением. - подойдя к столу, взял в руки зеленое платье и, перевернув его, сунул голову под подол. - Отсюда это больше похоже на палатку или ци’гковой шате’г. - высунув голову, перевел смеющийся взгляд с одного участника предстоящего шоу на другое. - Что ж, если мы появимся пе’гед ними в таком виде и умуд’гимся не выдать себя до конца, тогда уве’ген, мы получим удивление, о кото’гом и не мечтали. Вот только, - Шери смущенно улыбнулся, растерянно глядя на присутствующих, - не знаю как вы, а лично я в душе не знаю, как все вот это надевается. - дез Альби не имел ни малейшего представления ни о женщинах, ни об их одежде, за исключением перчаток. Но, чтобы попасть рукой в дырку особого ума не надо, а вот чтобы разобраться с тем, как надеть на себя это сборище ткани, необходимо быть, как минимум, гением.


http://savepic.org/4818435.jpg

Нель очень хорошо знал своего отца. Настолько хорошо, что почти чувствовал, что сейчас будет какая-то такая засада, от которой отбиться было по сложности равно завалить дракона. Куда-то убежать-ускакать-исчезнуть во времени и пространстве Лионель не успел.
Вернувшийся отец вывалил на стол... платья.
Сначала фон Нойманн-младший побледнел, потом перевел ошарашенный взгляд с сияющего от осознания собственной гениальности отца на Шерубена, который, кажется, принял эту идею с великим интересом и даже разделил ее «гениальность». У блондина, кажется, отвалилась, если бы могла, челюсть. Нет, он мог многое понять, но чтобы... платья?! Прошив Максимилиана буквально уничтожающим взглядом, Нель брезгливо передернул плечами и сделал шаг назад от стола.
- Отличный намек, батя, - мрачно отозвался стрелок, - Просто чУдный.
Лионель никогда не обольщался на счет собственных пристрастий, но уж изображать из себя женщину был не намерен в любом раскладе, и идея влезть в этот бархатно-кружевной ужас не казалась ему забавной, скорее уж унижающей. Видимо, это сказывалось влияние вон де Сото, который весьма философски смотрел на свои увлечения молодыми парнями и взрослыми мужчинами, однако постоянно твердил, что не следует забывать про собственную природу и обязанности, возложенные на мужчин. И даже в честь Сайраса Нель не собирался выряжаться юбчатым пугалом.
- А косметики у тебя нет, сердобольный ты мой? – ехидно поинтересовался фон Нойманн, обращаясь к отцу, подошел к дез Альби и ухватил того за шею приятельски, тут же тыкнув пальцем ему в щеку, - Вот смотри, вот тут мы ему нарисуем нежный румянец, а то больно бледный, глаза подведем, чтобы были выразительней, и губы накрасить тоже надо обязательно. Вон де Сото не просто удивится – он охренеет, обещаю.
Да уж, предугадать реакцию преподавателя фехтования не составляло огромной сложности.
- А тебе, Феррет, вообще кошачьи усы нарисуем. И ухи налепим, - утвердительно закивал Нель, снова посмотрел на Рыжего, - А я в эту херню не полезу.


http://savepic.org/4823555.jpg

Вот и сейчас ему оставалось только мило улыбаться, когда архивариус вывалил на стол кипу тряпок. При ближайшем рассмотрении Феррет узнал в них платья, причем достаточно красивые платья. Даже у его Лионы не было таких красивых шмоток, а уж гардероб Лионы Феррет изучил тщательно за недолгий срок их знакомства. Барышня часто меняла наряды даже по два раза в день, стремясь завоевать сердце виконта, который день за днем холодел к ней, занимая свои мысли фантазиями на тему Академии. А уж сколько он перещелкал застежек на корсетах по трактирам - десяток так точно! Виконт, конечно, не гордился тем, что пользовался своей особенностью для привлечения новых знакомых, но друзья часто таскали его с собой, ведь если к нему стремились легкодоступные дамы, то и мальчикам обязательно бы перепало. Феррет никогда не настаивал на своей девственности в плане соблазнителя дам, но и даже ранее не стремился ее потерять. Просто так вышло, что те милые девушки сами прыгали на его колени хотя бы потому, что из всей компании Феррет обычно был самым трезвым, а какой бы девушка не была трактирной - ей всегда приятно поговорить о музыке, послушать трезвую речь и вообще - заглянуть в его глаза.
Посему об устройствах женских платьев он знал лично, не по наслышке, и вполне неплохо умел в ними управляться.
Всего пару минут Феррет смотрел на платья, и потом заулыбался мило, обводя взглядом присутствующих, отмахиваясь от рук Лионеля.
- Не надо мне усов и ушек, я не похож на кота. Даже на котенка. У меня другое животное в чести. Нет, а что? Три дамы... - Феррет поймал на себе грозный недовольный взгляд Неля, - Хорошо, ДВЕ дамы и один неизвестный сударь возжелали попасть на праздник. Никто их не знает, - Феррет стал ходить по комнате, подходя к каждому, будто рассказывая им старую легенду, - они тайно прибыли на праздник, и ищут своих жертв, чтоб покусать!!! - Феррет всплеснул руками, изображая всплеск эмоций, - И убить своих жертв!
Виконт засмеялся, раскладывая ткани на столе. Он очень хотел себе это, черно-белое со шлейфом и перчатками, но понимал, что из-за маниакальной любви Шерубена к данному аксессуару, его придется уступить ему.
- А ты не переживай, Шери, - фон Васс похлопал Рыжего по плечу, - я знаю, как это одевается.
И тут же смутился:
- Точнее я знаю, как это снимается, у моей невесты этих платьев было - о! - Ферет показал ладонью выше головы, не афишируя истории о походах в город по выходным, - так что думаю, что одевается это в пропорционально обратном порядке, и особой сложности запихнуть тебя в него не составит. И кстати, нам нужны маски. Красочные маски, полностью закрывающие лица, иначе сюрприза не получится! А мне еще можно и выемки для газ заклеить сеткой... вот почему не люблю свои глаза - нигде их не спрячешь.


http://savepic.org/4819459.jpg

0

6

Сайрас уже начался! Спешите!

"Наконец-то выспался!" - это была первая мысль. "Твою мать..." - это была вторая мысль, когда полковник первого кавалерийского вспомнил число и почему, собственно, он проспал до глубокого утра. Сайрас... Да, в принципе, неплохой день. Обычно он проводил его с друзьями и знакомыми, старыми и новыми, развлекаясь далеко не на званых вечерах, а в городах, скрыв лицо под маской. Забавно было находить знакомых аристократов, предпочитающих, как и он, не вычурность бала, а городской шум и всеобщее веселье. А под конец ночи можно подхватить под локоток приглянувшуюся барышню и весьма приятно завершить праздник. Утром снова начнется нудная рутина, но такие сполохи необходимы, чтобы вспомнить, что ты еще жив.
Эр встал, потянулся и начал приводить себя в порядок. Оставив в покое щеки и подбородок, поросшие короткой щетиной, со словами "и так нормально", преподаватель фехтования оделся, забрал волосы в хвост, по привычке сунул за сапог дагу и вышел из комнаты, намереваясь нанести утренний, по традиции, визит Коменданту.
В конюшнях было тихо: занятий сегодня не было, а в это время обычно кормили коней. Конюхи лениво развалились на сене, уже собрались подскочить при виде вон де Сото, но тот только отмахнулся - мол, плевать на вас - и прошел внутрь. Слитное хрумканье пары десятков лошадей и тихое пофыркивание заставило кавалериста улыбнуться. Он, в принципе, даже понимал де Куро, которого частенько можно было обнаружить в деннике его серого или в свободном, где преподаватель верховой езды, закинув руки за голову, спал. В некотором смысле Эр даже завидовал де Куро - тот был проще на порядок, и, наверное, жилось ему легче. Хотя бы потому что не надо стоить из себя черти что, поддерживая имидж.
До недавних событий, памятной ночи, когда Закари в прямом смысле этого слова свалился Эррату на голову из окна, никто в академии и подумать не мог, что два кавалериста найдут общий язык. А вот те на: после того, как оба мужчины, грязные, мокрые, помятые и злые, вернулись в академию, что-то изменилось. Гера понял, что Зак куда проще и лучше, чем он считал, а сам Вороной? Может, просто поменял мнение, но сейчас оба общались если не как друзья, то как хорошие приятели - точно. Никто в академии, кроме Макса, так и не узнал, что произошло на самом деле. Все остальные пришли к логичному выводу: напились и подрались, вот и дружба.
Комендант, услышав хозяйские шаги, высунул рыжую голову, не переставая жевать, тихо гугукнул, приветствуя вон де Сото. Эр зашел к жеребцу, провел белой перчаткой на руке по конской спине. Посмотрел на ладонь. Перчатка осталась такой же белой, как и была. "Вышколил-таки, зараза!" - подумалось о царе и боге этого места, который и в хвост и в гриву гонял своих конюхов, чтобы те чуть ли не языком выдраивали лошадей. Причем в равной степени как частных, так и академических, что полковник одобрял и поддерживал в полной мере. Все находящиеся здесь лошади, да и в принципе любые лошади, достойны соответствующего внимания. Поэтому - все правильно. Эррат оставил Коменданта доедать свой обед и уже хотел было уходить, но прошел мимо одной открытой двери. Как и ожидалось, де Куро устроил себе лежанку в свободном деннике и улегся на тихий час.
Эр хмыкнул, зашел к Вороному и склонился над мужчиной, взял соломинку и сунул тому в ухо. Зак недовольно мотнул головой, но не проснулся. "Раз гора не идет..." Решив действовать иначе, вон де Сото попросту вспомнил военные годы и хорошенько пнул кавалериста под зад, гаркнув при этом хорошо поставленным офицерским голосом, которым обычно поднимал свой полк или отдавал приказы в бою:
- Встать, кур-рва мать! Враги!
Идиотские выходки были иногда до сих пор свойственны Стаккато. А сегодня еще и день такой... Что ж, можно отключить разум. Потом спишем все на Сайрас. Конюхи, которые, возможно, были в конюшне, наверное, испарились из нее, как по волшебству, решив, что сейчас начнется еще одна война местечкового масштаба. Эррат хмыкнул и скрестил руки на груди, нависая над де Куро, склоняя, по привычке, голову к плечу и смеясь глазами.


Утро началось как всегда рано. Спал кавалерист у себя в комнате, что находится в преподавательском общежитии, но встал ещё задолго до первых лучей солнца. Вороной успешно прошёлся до конюшни. День выдался на редкость солнечным. Спина не болела,, да и мрачные мысли отпустили. Так что шаг оказался очень даже бодрым. Такие вещи конюхи приучились замечать с того момента, как преподаватель подходил к конюшне. Если Закари опять мучили кошмары, то все старались разбежаться по углам как мыши и заниматься своим делом, желательно идеально. Если же Вороной приходил в хорошем расположении духа, то работать надо было так же идеально, но вполне можно было и шутку отпустить – начальник конюшни вполне понимал своих подчинённых, и даже подтрунить над кем-то ещё – главное, чтобы безопасно и безвредно для подопечных преподавателя. Сегодня был именно такой день. Джефри поздоровался бодрым голосом, уже начищая жеребца Стакатто – утро начиналось с того, что все лошади должны были быть идеально вычищены. Сия работа доверялась лишь уже опытным парням, которые знали, когда пора вылетать пробкой из денника норовистого жеребца, чтобы тот не свернул шею. Ясно дело, что не себе, а всем, кто случайно попадётся рядом. Справиться с Комендантом было вообще затеей глупой – драться с восьмистами килограммами чистых мышц было делом крайне неблагодарным. Махэте в этом плане был куда культурнее. Его и чистить можно было спокойно, и гулять выводить. Именно по этому в основном кобыл крыли серым имперцем. Тот был и аккуратнее, и характером куда приличнее, и управляемее. Справляться с отпрысками Коменданта, даже если те не унаследуют его размеры, а только характер, никому не хотелось. Вороной прошёлся по конюшне, проверяя, как выполняется работа. Нареканий не было. Особенно после недавних увольнений. Больше никто не хотел, чтобы его выгнали со столь высокооплачиваемого места. Настроение у преподавателя и правда было замечательное. Сайрас он всегда любил. Ещё с самого детства карнавал Сайраса выгодно отличался от чопорных и занудных религиозных празднеств. А уж как они развлекались! Закари до сих пор вспоминал тыкву, надетую на голову лошади извозчика. Уж сколько тот прыгал вокруг, прежде, чем всё же умудрился снять сиё с лошади, свято не понимающей, зачем у неё забирают еду. Да, конечно, много было сделано и глупостей, но что за молодость, которую нельзя вспомнить? Тем более, что самые весёлые годы, точнее те, которые должны были быть такими, Закари провёл на фронте. Но и там солдаты нередко вспоминали про Сайрас, наслаждаясь осенним праздником. Всё было достаточно просто, но такие моменты позволяли отдохнуть душой, отдалиться от ужасов не на долго, вспоминая простые мирные радости. Кавалерист прошёлся, отметив, что сегодня работа была сделана на отлично и решил, что раз уж занятий нет, то он имеет полное право прикорнуть в одном из пустых денников, где обыкновенно складывали сено, которое затем раздавали коням. Жевание пары десятков лошадей расслабляло, заставляя просто блаженно прикрывать глаза. Монотонно и мерно они умиротворяли кавалериста настолько, что тот просто напросто задремал, устремляясь снами в своё прошлое.
Однако поспать ему совершенно не дали. Вначале в ухо полезла какая-то гадость.
- Ууу я этих конюхов. Нечего у меня в конюшне мух разводить…
Сонно подумал преподаватель, переворачиваясь от мухи на другой бок. Но не тут то было. «Муха» активно пнула под зад кавалериста. Ор же вызвал привычную реакцию. Сначала Де Куро чуть не подскочил на месте, просто по привычки. Годы мушты сделали своё, а поставленный голос поднял бы и из гроба. Сначала пришло непонимание, так что Зак ошалело выпалил.
- Где война!?
А затем только они уже увидел того, кто так нагло посмел поднять ротмистра. Гера стоял над ним, с откровенной усмешкой в глазах. На что Закари не мог не ответить широченной улыбкой, смеясь над собой, точнее над привычками, которые были и у второго кавалериста в равной мере.
- Военное прошлое и на гражданке не оставляет, Стакатто? Знаем-знаем.
Что-то подобное Закари мог позволить лишь немногому количеству людей. Как Эррат вон де Сото стал одним из этих людей, до сих пор для многих оставалось загадкой. В самом начале его преподавания кавалеристы не выносили друг друга от слова никак. А затем, после конкретного дня внезапно поменяли своё мнение друг о друге. Слухи об этом какие только не ходили, особенно среди тех, кто знал, что оба коня тогда куда-то пропадали. Что только не думали о совместной попойке преподавателей, но теперь две главные проблемы Каликса ванн дер Вала возвелись в квадрат, так как два кавалериста, развлекающихся вместе, были куда более взрывоопасными, чем по отдельности.
Зак потянулся, просыпаясь окончательно и прищурившись произнёс.
- Как я понимаю, за такое вот пробуждению я обязан наступающему Сайрасу?
В такой праздник, да остаться занудными они просто не могли. Преподаватели же тоже люди и тоже хотят развлекаться.

0

7

Наши преподаватели(а точнее архивариус):

- Думаю, если бы моряк меня застал… то есть, если бы я застал самого моряка, беседа у нас могла бы получиться задушевнейшая, - поделился предположением Максимилиан. – Люблю, знаешь ли, моряков, а уж пить с ними – занятие совершенно нечеловеческое. В общем, вполне подходящая для меня компания. Но, увы, моряк, как ему и положено, опять был в каком-то долгом плавании… Или они просто поссорились тогда? Хотя не думаю, что я бы ему понравился. Что я несу? – сам себя прервал Рыжий. – Да как я могу кому-нибудь не понравиться? В общем, мировая баба была. И чего у нас с ней не срослось? Ах, да, моряк…  То ли они с ним тогдаЗнаешь, Шери, у этих моряков есть удивительное свойство – вечно их нет на месте, да возвращаются в самый неподходящий момент!
Когда Лионель несколько поспешно удалился, фон Нойманн понял, что в этот раз сын явно не пожелал быть сообщником в очередной проказе отца. Что ж, не впервой. Всё-таки у Лионеля, пожалуй, мозгов было поболее, нежели у его отца. Когда Макс, бывало, пересекался с Беатой, та каждый раз доказывала тому, что все дурные наклонности Неля – от него, а все мозги – от неё, и если уж она могла что-то понять в тот период, когда Рыжий был в возрасте Лионеля, то почему ума не прибавилось с возрастом, оставалось загадкой… В основном Беата с Максом встречалась только в тех случаях, если надо было обсудить что-нибудь, связанное с сыном, и Макс осознанно закрывал глаза на то, что иногда его бывшая просто использовала предлог для того, чтобы выжать из него дополнительные деньги. Ведь Максимилиан вполне понимал, что суммы, запрашиваемые Беатой на «то-то и то-то», совсем не всегда были для Неля. В конце концов, если бы Лионелю что-то действительно было нужно, он вполне мог сказать об этом папаше сам.
Но тут уже ничего не поделаешь – доброй душой был фон Нойманн, и скольким бы женщинам за свою жизнь он не заморочил бы головы, он всегда был готов прийти на помощь «даме в беде». Особенно, если надо было отомстить изменившему или попросту опостылевшему муженьку.. Ведь Рыжий был готов предоставить не только свои любвеобильные объятия, но и буйную фантазию, полную самых расчудесных планов.
- Предлагаю вам, ребятки, действительно уже заканчивать с прихорашиванием, и будем потихоньку двигать… Фон Нойманн-младший, увы, в итоге покинул наши стройные ряды, - сокрушенно вздохнув, развёл руками Макс. – И не надо на меня так смотреть – это мой сын, я же знаю, что белобрысый гад сбежал от нас. Или вас сначала накормить? Как, новообретенная талия не мешает, не? Тогда я сейчас что-нибудь притащу…
Рыжий, несмотря на начитанность и титул, всегда оставался «своим в доску парнем», и ему куда проще было самому притащить какой-нибудь быстрый перекус, нежели организовывать обед, как положено. Как говорил сам Максимилиан, он слишком любил простые мирские радости, чтобы их усложнять. Если есть – то вкусно, если пить – то с приключениями! Хотя приключения на рыжую голову находились всегда…
Чуть не свернув по привычке в винный погреб, фон Нойманн всё же направил свои стопы в сторону кухни. Мудрить не стал, так что накидал в большую корзину щедрой рукой хлеба, сыра, вяленого мяса и каких-то фруктов, и с такой добычей вернулся к «детям» - ведь «детей надо было кормить»! Причем себя Рыжий тоже всегда относил к тем самым детям, которых надо было кормить, и делал это с большим энтузиазмом.
- На какой стадии сборки мы находимся? – бодро поинтересовался Макс, поставив корзину на стол. «Добытчик» незамедлительно нашарил в корзине румяное красное яблоко и вгрызся в него с нескрываемым аппетитом. Яблоко он закусил сыром – необычный для многих вариант, но Рыжий любил такие сочетания. Сыр был какой-то заморский, привезённый Рыжим из какого-то путешествия. Кроме него, угощенье мало кого прельщало, так как для их краев сыр с таким душистым запахом был явно в новинку… Но разве же такому искателю острых ощущений, как Макс, мог быть страшен необычный вкус еды? Помнится, в молодости тот и не на такое решался – и до всяческих земноводных с насекомыми доходило…

0


Вы здесь » Never hide » Партнерство » Высшая имперская военная академия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC